Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Дмитрий Харатьян после трехмесячного отсутствия, наконец, появился в Москве. Все лето он провел в Каролино-Бугаз - курортном местечке под Одессой, где проходили съемки "Атлантиды".
Эта романтическая остросюжетная картина обещает стать событием года. Ведь в работе над ней помимо Харатьяна - одновременно продюсера и исполнителя главной роли - а также режиссера Александра Павловского, который 20 лет назад, сняв Дмитрия в "Зеленом фургоне", сделал из него "звезду", была задействована куча известных личностей.

- Как возникла в вашей жизни "Атлантида"?

- Сценарий Натальи Павловской попал ко мне в руки давно. И тогда я решил - мне было бы любопытно сыграть в этой картине. Там такая классная человеческая история - глубокие страсти на фоне совершенно расслабленной дачно-курортной жизни. Деньги выделил и российский Минкульт, и тогда работа пошла - мы с Евгением Улюшкиным нашли остальные средства и стали сопродюсерами картины.

- Вы впервые выступили в качестве продюсера. Трудно было?

- Это дело оказалось очень творческим. Я-то думал, что это удел предприимчивых людей, склонных к административной работе. Но, кстати, выяснилось, что и то и другое мне самому присуще. В ходе съемок понял, продюсер - это и отец и мать картины в одном лице. Более того, новое "амплуа" бросать не собираюсь, потому что чувствую - это мое. Подошел к данной работе постепенно и чувствую себя в этой профессии комфортно.

- Давно в себе задатки администратора почувствовали?

- Да с малолетства. Когда в детском саду мы играли с ребятами в "четыре танкиста", так я был Янеком, командиром танка. В пионерском лагере стал главным барабанщиком, потом - председателем Совета дружины. Хотя совершенно ничего не понимал в пионерии. Уже будучи старшеклассником я создал вокально-инструментальный ансамбль "Аргонавты", которым и руководил.

- Почему вы - выпускник театрального училища - долгое время предпочитали сцене съемочную площадку?

- После Щепкинского не стал работать в театре, потому что считал своей "основной стихией" кино. Хотя в начале 90-х - на заре популярности "Гардемаринов" - получал предложения из Малого театра и МХАТа. Когда Юрий Соломин, заняв пост министра культуры, уже не мог играть на сцене Сирано де Бержерака, он очень хотел, чтобы спектакль остался в репертуаре. Предложил эту роль мне. Но я отказался. Теперь понимаю - просто не был готов. Однако для каждого актера сцена - настолько важная лаборатория профессиональных поисков, что я к ней все равно пришел. В октябре 1996 года появилась одна из первых антреприз в Москве - спектакль Миши Горевого по Стейнбеку "О мышах и людях", и мы с Александром Балуевым исполнили главные роли.

- С чего же весьма успешного актера потянуло в Московский экономико-статистический институт, где вы сейчас учитесь?

- Я познакомился с деканом МЭСИ Дмитрием Ашировым. Он-то и предложил задуматься об экономическом образовании. Меня это сначала очень удивило, а потом понял - смысл в этом есть. А сегодня мое студенчество оказалось очень кстати: продюсерская деятельность, которой я занялся в последнее время, требует понимания экономических процессов. Нужно уметь считать деньги. Так что мои любимые предметы - статистику, информатику и психологию - я уже применяю на практике. Летом получу диплом по специальности "Финансы и кредит".

- Моменты разочарования в актерской профессии или усталости от нее бывают?

- Не без этого... Порой мне кажется, что я вообще никакой не артист - если говорить о глубоком, истинном смысле "лицедейства". Им я занимаюсь в силу каприза судьбы. Это профессия выбрала меня, а не я - ее.

Мария Позднякова, информационное агентство "АиФ-Новости", - специально для "НГ"



 
Высоцкий 75 лет

бСЮсдЪ ?ЪЬЪдн RЪзСЫЭаУгЬаФа ?ЮЪдвЪЫ +ЦУиаУ. °жЪиЪСЭоЯнЫ гСЫд