Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Тайный роман в письмах Дмитрия Харатьяна
 
Познакомил фильм
 
  
 


Ирина Примак, сотрудница запорожской детской библиотеки, и главный романтик нашего кино Дмитрий Харатьян впервые встретились за кулисами запорожского театра. 'Гардемарин' прижимал к груди огромный букет цветов и волновался, словно школьник. Перед началом спектакля он ждал женщину, которую никогда не видел, хотя она превратилась для него в близкого человека. Недавняя встреча Ирины и Дмитрия стала красивой точкой в романтической истории, завязавшейся двадцать лет назад.

Тогда, в 1983-м, на экраны кинотеатров вышел фильм 'Скорость' с Алексеем Баталовым в главной роли. Увидев афишу с фамилией любимого актера, Ирина Примак, страстная киноманка, взяла билет на первый сеанс.

- Впервые я вышла после кино с ощущением того, что моя судьба теперь переменится, - вспоминает Ирина. - Настроение у меня поднялось, жизнь засияла, словно радуга. И вдруг в одной из запорожских газет я увидела разгромную рецензию. Меня так потрясла несправедливая критика, что я написала письмо творческой группе 'Скорости' на 'Мосфильм'.

В том письме Ирина многое написала о себе, о том, что недавно вышла замуж, растит маленькую дочку, работает в библиотеке... И не понимает, почему журналисты так 'высекли' новый фильм. А еще вложила в письмо свою фотографию.

- Спустя полгода, 5 мая 1984 года, я получила письмо из уральского городка. Его автором был исполнитель одной из ролей в фильме 'Скорость' Дмитрий Харатьян. Как оно к нему попало, я не поняла, но вот что он написал:

'...Я глубоко озабочен вашей доверчивостью, поскольку вы поведали мне многое о себе. Это накладывает на меня большую ответственность. Очень хочу, чтобы все у вас сложилось в жизни хорошо... Очень приятно и важно для меня, актера, что моя работа вам интересна и заставляет думать, сопереживать, изменяться... Я молодой, начинающий и еще очень мало сделавший на этом поприще актер. Видимо, моя работа не проходит даром и смысл в выбранном пути верен. Спасибо!'

Так завязалась романтическая переписка, длившаяся восемь лет. Постепенно от разговоров о кино Ирина и Дмитрий перешли к более личным темам.

Знаковое число

Вскоре Дмитрия Харатьяна забрали в армию. Два года Ирина регулярно доставала из почтового ящика скромные 'армейские' конверты. Ее муж немного ревновал жену к молодому и симпатичному собеседнику. А Ира постепенно стала поверять Дмитрию самые сокровенные мысли. И он становился все более откровенным.

'В предыдущих письмах я не особо распространялся о себе. Все-таки немножко напишу. Я женат. Жена моя - безработная артистка (по образованию). У меня есть дочь, ей всего пять месяцев. Жизнь балует редко, и чаще бывает трудно, нежели легко. В театре я не работаю, хотя после окончания Театрального училища имени Щепкина два года назад распределился в Театр сатиры. Но увы, 'Водитель автобуса', 'Скорость', 'Зеленый фургон' сделали свое дело, и в театр в связи с огромной занятостью в кино я так и не пошел. Так что я в полном смысле слова 'свободный художник!' (11.06.84 г.)

- В течение всего срока Диминой службы мы переписывались, - рассказывает Ирина. - Я никогда ни о чем его не расспрашивала, просто рассказывала в письмах о своей жизни. А он мне описывал свои армейские будни, делился мыслями о дальнейших планах.

'У меня сейчас состояние волнующего ожидания. Должно состояться утверждение на роль, которую мне предложили в Одессе, в фильме 'Подвиг Одессы'. Претендентов много, а для меня сейчас вырваться из армии хочется любой ценой... Письма твои мне очень интересны, в них что-то очень искреннее и настоящее. Это в жизни встречается редко...' (15.07.84 г.)

В одном из писем Дмитрий доверил Ире свою примету: в его жизни знаковую роль играет число 21. Он родился 21 января, его первая дочь Саша тоже, жил в квартире ? 21, номера военного и студенческого билетов - тоже 21. И Ирина отправила Диме в армию ко дню рождения двадцать одну гвоздику - каждый цветок в коробке обернула мокрой марлей, целлофаном.

Дмитрий был растроган и восхищен. Потом он стал получать и другие 'знаковые' бандероли: 21 вкусную запорожскую конфету, столько же ручек, тетрадей, конвертов...

'Ангел-хранитель'

Постепенно их переписка переросла в искреннюю дружбу. Дима исправно слал весточки даже после армии, хотя свободного времени у него было мало - он начал активно сниматься.

'...Когда ты прислала мне открытку, я сидел в аэропорту 'Внуково' и ждал своего рейса. Кстати, о тебе вспоминал, поскольку несколько раз объявляли посадку на рейс в Запорожье...'

Письма были откровенными, лирическими - авторы делились друг с другом переживаниями, которые не всегда поверишь даже близким людям. И - ни одной встречи! Кажется, оба боялись разочаровать друг друга, не соответствовать в жизни той высокой взятой в переписке ноте... Как-то Дима признался: '...У тебя уже сложился определенный образ Димы Х., и я не хочу ломать твои суждения, мнения, взгляды на этот образ...' (26.03.1986 г.)

За постоянную заботу и мудрые советы, которые Ирина старалась дать Харатьяну, он окрестил ее ангелом-хранителем.

- Однажды он прислал мне фото с одной из кинопроб, на котором написал: 'Ирине - моему ангелу-хранителю. Спасибо тебе за все'. А с обратной стороны дописал: 'Пусть новый год будет светлым, чистым и добрым, как наше общение с тобой!'

Письма помогают жить

Последнее письмо Дмитрий отправил Ире в 1991 году. Оно так и хранится у нее в папочке с пометкой 'последнее'.

'Ты для меня родной человек. Ты возвращаешь меня в прошлое - со знаком плюс, ибо в силу сложившихся необычных взаимоотношений есть нечто светлое в знаке 'Ирина П. из Запорожья'. Думаю, тебе приятно будет знать, что во время моих блужданий, терзаний, метаний ты была для меня отдушиной, ангелом-хранителем. Только с тобою я был искренен и откровенен. Мое к тебе отношение было почти исповедальным. Ты очень мне помогла, да и сейчас помогаешь. Это замечательно, что ты есть и я могу к тебе писать. Видимо, это кому-то нужно, а главное - мне и тебе... Сейчас темп и ритм моей жизни бешеный, как электричка. Многое пропускается. Кажется, мгновения, которые прекрасны и которые составляют все вместе эту простую жизнь, смазаны в жирный стремительный мазок. Редко случается расслабиться, осмыслить, вспомнить и написать тебе. Но, несмотря на это, я всегда помню о тебе - о том свете, который ты излучаешь. Таких людей очень мало в моей судьбе, но они очень мне помогают. И пусть это чаще всего люди, со мной не знакомые близко, видимо, в этом есть суть того тепла и добра, которое они мне дарят. В письмах к тебе я становлюсь чище, светлее, лучше. И в этом я вижу главный смысл наших взаимоотношений - они помогают мне лучше понять и разобраться в себе. Ты эту возможность мне даришь. Спасибо!'

И хотя Ирина понимала, что это финальное письмо, она еще несколько раз отослала Диме свои монологи, как он их называл. Но ответов от него больше не было...

И вдруг через десять лет он приезжает с гастролями в ее город! Перед встречей переживали оба. Получится ли такой же откровенный разговор, как в письмах?

Ирина в последний момент чуть было не струсила и не сбежала. Но потом решилась. Дмитрий бросился к ней с огромным букетом, обнял, расцеловал, вручил приглашение на спектакль. Но после представления Ирина тихо ушла домой... Почему?

- Возможно, у меня в жизни никогда больше ничего хорошего, кроме этой истории, не будет, - попыталась объяснить Ира свой уход. - Я боюсь хоть словом спугнуть те воспоминания, которые с ней связаны. А рассказать о переписке решилась потому, что у каждого должны случаться такие романтические истории, которые помогают жить...


Елена ВАРЮШКИНА. 14 Августа 2003

 
Высоцкий 75 лет

бСЮсдЪ ?ЪЬЪдн RЪзСЫЭаУгЬаФа ?ЮЪдвЪЫ +ЦУиаУ. °жЪиЪСЭоЯнЫ гСЫд