Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Газета Площадь Свободы
 


На прошлой неделе на тольяттинцев нахлынули театральные события, и всё благодаря производительности московской "Фабрики театральных событий". На подходах к ДКиТ три вечера подряд толпа бурлила, стремясь приобщиться к самым последним театральным достижениям: спектаклям "Черта", "Люди и мыши" и "Последний Дон Жуан".

Зрители в зале разделились на две ярко выраженные категории: финансовую и бизнес-элиту города и студентов ведущих тольяттинских вузов. Как выяснилось, "виновником" появления в Тольятти передового столичного театра оказался юбиляр - ФИА-Банк, отмечавший таким изысканным образом свое 8-летие. Подарки на юбилее достались студентам: банкиры и бизнесмены подарили им билеты в театр.

Театральные картинки

Перед спектаклем "Люди и мыши" Горевой, Харатьян и Балуев нашли полтора часа, чтобы пообщаться с журналистками. Пресс-конференция прошла неформально: знаменитости легко перебрасывались репликами, слегка посмеивались над пишущими дамами и тут же "обыгрывали" каждое смешное слово или жест.

Первым "отдувался" Дмитрий Харатьян: "Театральное дело для профессионала необходимо, без него артист многое теряет. Более того, театр для признанного киноактера - это процесс накопления творческого потенциала, своеобразное исследование себя внутри профессии".

Горевой уверен, что заблуждаемся, когда думаем, что мы выбираем. На самом деле звезды так складываются, что получается результат, в его случае - пьеса. "Напали деньги и так сложилось", - утверждает режиссер "Фабрики". Ему вторит Харатьян: "Наша совместная работа неслучайна, как и всё в природе. Миша сделал главное в моей жизни: привел меня в театр".

Затем мы мучили режиссера вопросом, как ему играется в собственных постановках. "Спектакли сконструированы так, - сказал Горевой, - что я знаю, как будут вести себя зрители в тот или иной момент. Но это чудовищно тяжело - играть в собственном спектакле. Сын (он помогает расставлять декорации) застал меня за тем, что я проговариваю все реплики за актерами". Михаил считает свои постановки плодом творческого метода "чувственный реализм".

В этот момент в зал ворвался Александр Балуев. Только что прилетевший из Москвы артист мгновенно включился в беседу и начал улыбаться особо юным журналисткам. "Мечтать в нашей профессии нельзя - это очень больно. Я просто живу сегодня тем, что есть. "Авторитетов" (сразу же переосмыслил вполне невинный вопрос) у меня нет. А актеров хороших в России много, всякие Америки отдыхают".

На настойчивые вопросы, чего же хотят артисты, все трое пришли к единому мнению: "Мы не антреприза. У нас есть желание построить настоящий театр. И звездность - это не главное". Более того, Горевой выразил готовность взять в труппу любого талантливого человека, буде таковой встретится на его пути.

На вопрос вашего корреспондента о режиссерском диктате актеры враз ответили, что такого нет и не было. Так, "немножко поругается, покидается, палкой побьет". И никакого насилия! Хороший режиссер (по всей видимости, Горевой), умеет убедить артиста, что тот всё делает сам. И Харатьян, и Балуев не чувствовали себя в жестких рамках: творили то, на что были горазды, но отбор актерских находок со стороны режиссера всё же присутствовал.

Под занавес с нами зашел поздороваться председатель правления ФИА-Банка Анатолий Волошин. Как всегда, он легко завладел вниманием присутствующих и сообщил, что его главная цель - "перемешать" все слои тольяттинцев. Дать возможность столкнуться у театрального гардероба всем любителям прекрасного, вне зависимости от служебного положения.

Лариса Белянчикова

После просмотра

ДОН ЖУАН УМЕР...

Спектакль Михаила Горевого по пьесе Эдварда Радзинского (1976 г.) "Последний Дон Жуан".

В ролях: Дон Жуан - Раш Виберг, Лепорелло - Михаил Шеховцов, Донна Анна и Маркиза де Тариф - Регина Мянник ("голливудская звезда" Елена Старостина Тольятти визитом не почтила).

Действие разворачивается в Москве, в наши дни. Воскресший Дон Жуан пытается НЕ влюбиться в Донну Анну, чтобы не низвергаться в преисподнюю вместе с Командором, как это происходило с ним в бытность Парисом, Овидием, Казановой на протяжении трех тысяч лет:

Сугубо субъективное мнение зрительницы

"Я понял, главное не слова, а молчание. Сказал: "Я Дон Жуан" - и молчи! Женщины сами всё придумают, они ведь такие фантазерки..." Сия мудрость принадлежит не самому Дон Жуану, а его лукавому слуге Лепорелло. Может показаться странным, что для постижения этой простенькой истины потребовалось три тысячелетия, и пришла она не к постоянно озабоченному герою-любовнику, а к его наблюдательному слуге. Но вот уже и объяснена сия странность - у Лепорелло оставалось больше времени для анализа и размышлений.

Сам по себе Дон Жуан неинтересен. Он интересен лишь как добыча для женщины с огромным самолюбием, собственницы и эгоистки. В чем суть комплекса женщины-победительницы донжуанов? "Вы пришли ко мне - ваш список полон, Дон Жуан!" Женщины слишком похожи на мужчин. Им нужен тот, кто нужен всем. Но он должен остановиться, потому что именно Она - лучшая, единственная, Она составит Его счастье и он во имя ее забудет всех, кто был раньше.

Как бы не так! Весь этот вышеописанный женский комплекс так и остался на бумаге - в поэтическом цикле Марины Ивановны Цветаевой, которая Дон Жуаном не ограничилась. Она и Пушкина ревновала к его Натали.

Мужские комплексы так же неинтересны, как и женские. Они еще глупее и физиологичнее. Женщина не замечает собственной старости и способна переключаться - на детей, внуков, Бога. Мужчина, застрявший в донжуанской ипостаси, ежеминутно отчитывается в собственном возрасте и пытается оправдать свое бессилие жалостью. Как же он может жалеть женщину, если он ничего в ней так и не понял?! "Прекрасный, несчастный Дон Жуан"... Твоя Донна Анна никогда тебя не любила. Но только твоя старость и твое унижение побудили ее наконец бросить тебе в лицо страшные и жестокие слова: "О какой великой любви ты говоришь, жалкий старик?!" Такие, как Донна Анна, не любят, а вы, мужчины, именно таких себе и выбираете. "Никому не нужен влюбленный Дон Жуан. Ведь пчела не может принадлежать одному цветку, а дождь - одному полю". А откуда такое самомнение у "пчелы"? Вас ведь рой, донжуаны...

Приятно, что у мужчины, автора сей пьесы, равно как и у режиссера, достало самоиронии для развенчания мифа о действительно последнем Дон Жуане. Он умер и да здравствует...

Тамара Ушакова

Что было за "Чертой"?

Не каждый день людям предоставляется шанс смотреть в зеркало так долго, как это получилось в тот вечер. Блистательный актерский состав - Гоша Куценко, Раш Виберг, Сергей Шеховцов - заставили зрителя, жаждавшего скандального шоу, заглянуть туда, куда отважится заглянуть только смельчак - в тьму и отчаяние человеческой души. И вроде бы поначалу ничего особенного на сцене не происходит: так, стоят люди в очереди, знакомятся, ругаются, мирятся, занимаются сексом друг с другом, наставляя рога нерадивым супругам, борются за первое место в очереди. Но эта кажущаяся простота происходящего и вводит зрителя в ужас, когда шоу легких адюльтеров сменяется трагедией униженной и оскорбленной личности, а после и вовсе завершается убийством. В ужас, потому что начиналось всё с невинного желания быть первым за счет другого.

И становится ясно, что по замыслу авторов "Черты" этой самой чертою является та грань, которая и отделяет преступление от добродетели, проступок от поступка, а светлое от темного. Ну и об оказанном эффекте "Черты". Давно стены ДКиТ не видывали того, что творилось на сцене зала в тот вечер. Насмерть сражала вулканическая сексуальность актеров, занятых в главных ролях (так, от одного движения-тазопокачивания Гоши Куценко зал буквально стонал). Шокировал некоторых с особо нежными ушами оригинальный текст спектакля, не пропущенный через цензуру (пусть бы только попробовали!). А своего рода визитка "Фабрики Театральных Событий" - "секс теней", уникальная работа со светом и тенями, позволившая каждому домыслить развитие интимных отношений между героями и героиней (!), - кого-то вообще вынудила покинуть ряды обалдевших театралов. Словом, пришедшие на скандал его получили, а возжелавшие мировой истины получили, что хотели, правда, в заархивированном виде: философию человеческого ума - под сказку-присказку. И всем было интересно, чем их смогут поразить? "Люди и мыши":

"Люди и мыши". И звезды

Если не помните, то повесть Стейнбека "О мышах и людях" рассказывает о людях-мышах, социальном неравенстве, мышах и о мировой несправедливости. Режиссер Михаил Горевой поставил, по его словам, "драму любви": "Я прочитал книжку Стейнбека, когда вернулся из Штатов, и просто влюбился в нее, в ее героев. Сразу пришла мысль его поставить. Поставил. Получилось. Потом закрыли, потому что премьера состоялась 16 августа 1998 года. Теперь, слава богу, это снова стало возможным. На самом деле всё, что происходит на сцене, - это о любви".

Повесть, выглядевшую на сцене как чеховская, зрители приняли на ура. Сильный актерский состав - Саша Балуев, Дмитрий Харатьян - разыграл настоящую драму о несбывшихся надеждах. (Стопроцентное попадание - рассказывать антрепризой о несбывшихся мечтах, но не в Тольятти, где мечты всё же, даже сумасбродные, иногда сбываются.) Высшим классом для зрителей всё же оказалась игра Балуева, "русского крепыша", персонаж которого в отдельные моменты напомнил многим юродивого в лучших традициях русской театральной драматургии, а в иные моменты - и Фореста Гампа. При появлении Харатьяна с красной повязкой вокруг шеи его поклонницы визжали от восторга, притихая, лишь заслышав его реплики. Одну роль - трусливого нахала Кудряша - в спектакле исполнил даже сам Горевой, ничем не выказывая свое наслаждение от затеянного им зрелища, напротив: весьма сдержанно, активно, даже несколько зло.

Но трагедия "Людей и мышей" стала только прелюдией к тому, что мы увидели в "Последнем Дон Жуане", чуть было не ставшем трагедией труппы.

Сергей Бондарев


 
Высоцкий 75 лет

бСЮсдЪ ?ЪЬЪдн RЪзСЫЭаУгЬаФа ?ЮЪдвЪЫ +ЦУиаУ. °жЪиЪСЭоЯнЫ гСЫд